Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать

После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать, решила побродить по огромному особняку.

В доме было тихо. Все разбрелись по своим комнатам для послеполуденного отдыха. Кроме графа Уэстклиффа, Лиллиан и леди и лорда Сент‑Винсент, которые готовились к отъезду в Бристоль. Они собирались ехать завтра утром и остановиться там в доме сестры Лиллиан Дейзи и ее мужа Мэтью Свифта.

Лиллиан была очень близка со своей младшей сестрой.

– Она за все время беременности ни разу не болела, – с гордостью поведала Лиллиан Амелии. – У нее крепкое здоровье, но она очень маленькая. А муж у нее – довольно большой, – добавила Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать она мрачно, – а это значит, что и его дети наверняка будут крупными.

– Разве можно винить его за то, что он высокий? – сказал лорд Уэстклифф, сидевший рядом с женой.

– Я не говорила, что это его вина.

– Но ты об этом подумала, – пробурчал он, а она швырнула в него подушкой. Но эффект от супружеской ссоры был испорчен тем, что они оба смотрели друг на друга с любовью.

– У вас все будет в порядке во время нашего отсутствия? – спросила Лиллиан Амелию. – Мне не нравится, что нам приходится уезжать, когда ваши проблемы не решены, а мистер Меррипен еще не поправился.

– Меррипен скоро поправится Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать, – уверила Амелия Лиллиан. – С тех пор как он в детстве попал в нашу семью, он ни разу не болел. Он здоров от природы.

– Я попросил доктора ежедневно навещать его, – сказал лорд Уэстклифф. – А если вдруг возникнут какие‑то трудности, сообщите нам в Бристоль. Это недалеко, и я сейчас же приеду.

Амелия с благодарностью кивнула. Как им все‑таки повезло, что у них оказались такие замечательные соседи.

…А сейчас, проходя через картинную галерею и рассматривая картины и скульптуры, Амелия вдруг ошутила ужасную пустоту. Это был не голод, не страх, не гнев и не усталость.

Это было одиночество.

«Что за ерунда! – ругала она Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать себя, глядя в окно на сад. Шел дождь, и мутные потоки воды неслись в сторону реки. – Ты не можешь быть одинокой. Не прошло и полдня, как он уехал. Нет причины для чувства одиночества, потому что здесь с тобой вся твоя семья».

Но это было одиночество, от которого ее не могло избавить даже присутствие близких людей. Такого в ее жизни еще никогда не было.

Вздохнув, Амелия прижалась носом к холодному стеклу, которое дрожало от раскатов грома.

С другого конца галереи до нее вдруг донесся голос Лео:

– Мама всегда говорила, что от этого у тебя будет плоский нос.

Амелия улыбнулась Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать:

– Она это говорила только потому, что не хотела, чтобы я пачкала стекло.

Брат выглядел изможденным, его глаза были пусты. Он был в чужой одежде, которая так элегантно смотрелась на лорде Сент‑Винсенте и так неопрятно – на обрюзгшей фигуре Лео.

– Надеюсь, что ты чувствуешь себя лучше, чем выглядишь, – сказала Амелия.

– Я почувствую себя лучше, как только найду приличную выпивку. Я три раза просил принести мне вина или что‑то другое, но все слуги почему‑то оказались страшно забывчивыми.

– По‑моему, для выпивки еще слишком рано даже для тебя, Лео, – упрекнула его Амелия.

Он достал из кармана жилета часы и глянул Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать на циферблат:



– В Бомбее восемь часов. Поскольку я интернационалист, то выпью в качестве дипломатического жеста.

Обычно Амелия либо не обращала внимания на подобные шутки, либо раздражалась. Но сейчас, глядя на брата, который казался таким потерянным и несчастным, хотя и хорохорился, она почувствовала прилив сострадания и даже жалости. Она подошла к нему и обняла.

Этот импульсивный жест явно озадачил Лео, и он замер. Он не ответил на объятие, но и не отшатнулся.

– Я должен был знать, что ты сегодня в сентиментальном настроении, – сказал он.

– Да… видеть, как твой брат чуть было не сгорел заживо, зрелище не для слабонервных.

– Да я Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать всего лишь немного обжегся. – Лео посмотрел на сестру в упор своими странными светлыми глазами. – И мне кажется, что я не так сильно изменился, как ты.

Амелия сразу же поняла, на что он намекал. Она отвернулась от него и притворилась, будто разглядывает в окно горы, облака и серебристое озеро.

– Я изменилась? Не понимаю, что ты имеешь в виду.

– Я имею в виду твои отношения с Роаном.

– Кто тебе об этом сказал? Слуги?

– Меррипен.

– Я не верю, что он посмел…

– Наконец‑то наши с ним мнения совпали. Как только Меррипен поправится, мы отправимся в Лондон, остановимся в отеле «Ратледж» и Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать будем жить там до тех пор, пока нам не удастся снять подходящий дом…

– Жить в этом отеле стоит целое состояние. Мы не можем себе этого позволить.

– Не спорь, Амелия. Я глава семьи, я принял решение, и Меррипен полностью меня поддержал.

– Вы оба можете идти к черту. Я не подчиняюсь твоим приказам, Лео.

– В данном случае – подчинишься. Твой роман с Ровном окончен, сестрица.

Амелия отвернулась, сверкнув глазами. Она была в такой ярости, что не могла говорить. В прошедшие годы она много раз хотела, чтобы Лео занял наконец место главы семьи, имел бы свое мнение, заботился бы не только о себе, но и Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать о других. Так вот, значит, что побудило его принять меры!

– Я так рада, – сказала она со зловещим спокойствием, – что ты заинтересовался моими личными делами, Лео. Может быть, ты расширишь круг своих интересов и займешься другими важными проблемами, такими, например, каким образом восстановить Рамзи‑Хаус и что нам делать со здоровьем Уин и образованием Беатрикс и Поппи…

– Тебе не удастся так легко переменить тему. Господи, сестренка, неужели ты не могла найти человека своего круга, чтобы развлечься? Неужели ты так не уверена в своем будущем, что пустила в свою постель цыгана?

От удивления Амелия открыла рот:

– Не могу поверить, что ты говоришь Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать такое. Наш брат – цыган, и он…

– Меррипен не наш брат. И кстати, он со мной согласен, что это ниже тебя.

– Ниже меня, – повторила Амелия, отступая от брата, пока не уперлась плечами в стену. – Каким образом?

– Разве нужно это объяснять?

– Да. Думаю, что нужно.

– Роан – цыган, Амелия, а цыгане ленивые люди, кочевники, бродяги.

– Это говоришь ты, который за всю жизнь палец о палец не ударил?

– А я и не должен работать. Я теперь пэр. Я получаю три тысячи фунтов в год только за то, что существую.

Спорить, когда твой оппонент безумен, не имело смысла. Амелия нервно застучала ногой по полу Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать.

– До этого момента у меня не было намерения выходить за Роана замуж. Но теперь я решила серьезно подумать о преимуществах замужества, чтобы иметь в доме по крайней мере одного здравомыслящего человека.

– Выйти замуж?

Амелия была рада увидеть, как у Лео изменилось выражение лица. От высокомерной небрежности не осталось и следа.

– Полагаю, Меррипен забыл упомянуть эту незначительную деталь. Да, Кэм сделал мне предложение. И он богат, Лео. Богат. А это значит, что если ты даже прыгнешь в озеро и утопишься в нем, обо мне и о девочках будет кому позаботиться. Приятно, не правда ли, что кто‑то Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать подумает о нашем будущем?

– Я запрещаю.

Она бросила на него презрительный взгляд:

– Извини, но на меня не действует твой авторитет, Лео. Выбери кого‑нибудь еще, чтобы поупражняться.

С этими словами она вышла из галереи и уже не слышала, как гремел гром, а ливень барабанил по стеклам.

Кэм велел кучеру остановиться, чтобы еще раз взглянуть на Рамзи‑Хаус, прежде чем он помчится в Лондон. Он никак не мог решить, что же делать с этим домом. Конечно же, его следует восстановить. Поскольку особняк являлся частью аристократического заповедного имущества, его надо бы содержать в приличном состоянии. К тому же Кэму это место нравилось Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать. Он видел в нем и перспективу – если привести в порядок окружающие земли, разбить парк, а сам дом переделать, поместье Рамзи может стать жемчужиной графства.

Однако вызывало большие сомнения, что титул Рамзи и наследство останутся за семьей Хатауэй надолго. Особенно если это будет зависеть от Лео, чье здоровье и вообще дальнейшее существование были под большим вопросом.

Кэм попросил кучера подождать и отправился в дом под проливным дождем. Его не особо волновало, будет ли Лео жить или погубит себя, но он твердо решил делать все возможное, чтобы уберечь Амелию от волнений и горя. Если это означало, что он должен помочь сохранить Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать никчемную жизнь ее брата – так тому и быть.

Кэм бродил по Рамзи‑Хаусу и думал о том, как лучше его реставрировать. Потом попытался представить себе, каким будет дом после полного восстановления и покраски. Светлый, яркий, красивый, немного эксцентричный. Как его Хатауэй.

Вспомнив сестер Амелии, он улыбнулся. Полюбить их будет нетрудно. Странно, что мысль поселиться на этой земле и стать частью семьи вдруг стала такой привлекательной. Он даже почувствовал себя… членом клана. Возможно, Уэстклифф был прав – ему не удастся всю жизнь игнорировать тот факт, что он наполовину ирландец.

Кэм остановился в холле, потому что ясно услышал звуки наверху – будто кто Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать‑то стучал молотком по дереву. Кто бы это мог быть? Человек или привидение? В Роане боролись разум и суеверие. Он начал осторожно подниматься наверх.

Стук повторился. Кэм прислушался, определяя место, откуда доносятся звуки. Кэм подкрался к полуоткрытой двери и заглянул внутрь.

Человек в комнате не походил на призрака. Это был Кристофер Фрост.

Фрост пытался оторвать часть деревянной обшивки с помощью железного лома. Панель не поддавалась, и через несколько секунд Фрост бросил лом и выругался.

– Помощь нужна? – спросил Кэм. Фрост подскочил от неожиданности.

– Какого черта… – Он испуганно обернулся. – Проклятие! Что вы здесь делаете?

– Я хотел задать вам тот же вопрос Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать. – Кэм прислонился к косяку, скрестил руки на груди и внимательно посмотрел на Фроста. – Я решил сделать остановку по пути в Лондон. А что вы ищете за панелью?

– Ничего! – отрезал архитектор.

– Тогда зачем вы пытаетесь ее отодрать?

Фрост нагнулся, чтобы поднять лом. Он держал его так, что легко мог превратить это железо в орудие нападения. Кэм не переменил положения, однако не спускал с Фроста глаз.

– Насколько вы разбираетесь в строительстве и дизайне? – спросил Фрост.

– Не очень хорошо. Мне приходилось плотничать время от времени.

– Да, ваши люди иногда нанимаются в качестве жестянщиков и плотников. Иногда даже кровельщиков. Но никогда в качестве строителей Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать. И наконец, вы вряд ли останетесь здесь на длительное время, чтобы помочь завершить проект, не так ли?

– Вы спрашиваете обо мне или о цыганах вообще? – Тон Роана был безупречно вежлив.

Фрост приблизился к нему, сжимая лом.

– Не важно. А на ваш первый вопрос я отвечу так – я осматриваю дом, чтобы оценить ущерб, нанесенный пожаром, и сделать новый проект. Я хочу помочь мисс Хатауэй.

– Это она попросила вас осмотреть дом?

– Как старый друг семьи – и особенно друг мисс Хатауэй – я сам решил сделать это.

Слова «особенно мисс Хатауэй», сказанные с намеком на право собственности, чуть было не вывели Кэма Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать из себя. Он, который всегда хвалил себя за дружелюбное отношение к людям, внезапно почувствовал неприязнь к этому человеку.

– Может быть, вам следовало бы сначала спросить разрешения? Как оказалось, в ваших услугах не нуждаются.

Лицо Фроста потемнело.

– Что дает вам право говорить за мисс Хатауэй и ее семью?

Кэм посчитал, что в данном случае ему незачем быть тактичным.

– Я собираюсь на ней жениться.

Фрост чуть было не выронил лом.

– Не говорите чепухи. Амелия никогда за вас не выйдет.

– Почему?

– Господи! – воскликнул Фрост. – Вы еще спрашиваете! Вы не джентльмен, вы не ее круга, и… черт побери, вы даже не настоящий цыган. Вы Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать полукровка.

– И все равно я женюсь на ней.

– Но не раньше, чем я увижу вас в аду! – Фрост сделал шаг навстречу Кэму.

– Либо вы бросите лом, – спокойно заметил Кэм, – либо я сломаю вам руку. – Он искренне надеялся, что Фрост нападет на него. Но Фрост положил лом на пол.

– После того как я поговорю с Амелией, она больше не захочет иметь с вами ничего общего, – сказал Фрост. – Я постараюсь сделать так, чтобы она поняла, что будут говорить в обществе о леди, которая спит с цыганом. Уж лучше бы с крестьянином. С собакой…

– Я понял вашу мысль. – Роан улыбнулся так спокойно, что Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать Фрост взбесился. – Но не кажется ли вам интересным, что предыдущий опыт мисс Хатауэй с джентльменом ее круга заставил ее взглянуть более благосклонно на цыгана? Вам ли рассуждать о благородстве?

– Самонадеянный бастард! – пробормотал Фрост. – Вы погубите ее. Если бы вы ее действительно любили, вы бы исчезли навсегда.

Он выбежал из комнаты, и скоро его шаги были слышны уже на лестнице.

А Кэм еще долго стоял в пустой комнате. Его душил гнев, но хуже того, он чувствовал свою вину. Он тот, кто он есть, и этого изменить не в силах. И он не сможет защитить Амелию от тех Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать сплетен, которые неизбежны, если она станет женой цыгана.

Но будь он проклят, если допустит, чтобы она осталась в этом безжалостном мире одна, без него.

Ужин начался в полном молчании. Уэстклиффы и Сент‑Винсенты уехали в Бристоль, а Лео отправился в поисках развлечений в деревенскую таверну. Амелия не могла себе представить, какие там могут быть развлечения, но Лео, очевидно, была нужна более сочувствующая компания, чем в Стоуни‑Кроссе.

Меррипен оставался в постели и почти все время спал. Это было так на него не похоже, что все сестры сильно беспокоились.

– Я думаю, ему полезно отдохнуть, – сказала Поппи, катая по столу хлебные Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать крошки. Увидев это, к ней поспешил слуга с салфеткой и серебряным совком, чтобы смести крошки со скатерти. – И раны так быстрее заживут.

– Кто‑нибудь видел плечо Меррипена? – спросила Амелия, взглянув на Уин. – Наверное, пора менять повязку.

– Я это сделаю, – сразу же вызвалась Уин. – И заодно отнесу ему ужин.

– Беатрикс пойдет с тобой, – посоветовала Амелия.

– Я справлюсь с подносом.

– Дело не в этом… Я имела в виду, что неприлично оставаться одной с Меррипеном в его комнате.

Уин удивилась и скорчила гримасу.

– Мне не нужна Беатрикс. В конце концов, это всего лишь Меррипен.

Когда Уин ушла, Поппи посмотрела на Амелию:

– Ты думаешь Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать, что Уин и вправду не знает, как он…

– Понятия не имею. Я никогда не заводила с ней разговор на эту тему, чтобы она не начала об этом думать.

– Надеюсь, что не знает, – предположила Беатрикс. – Это было бы так печально, если бы она знала.

Амелия и Поппи с удивлением глянули на свою младшую сестру.

– Ты знаешь, о чем мы говорим, Беа? – спросила Амелия.

– Конечно. Меррипен влюблен в Уин. Я поняла это уже давно, еще когда увидела, как он моет окно в ее комнате.

– Моет ее окно? – одновременно спросили сестры.

– Ну да. Еще когда мы жили в нашем доме в Примроуз‑плейс Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать. Если вы помните, в комнате Уин было двустворчатое окно, и оно выходило на большой клен. После скарлатины Уин должна была еще долго оставаться в постели и была так слаба, что даже не могла удержать в руках книгу. Поэтому она просто лежала и наблюдала за гнездом на ветке этого клена. Она видела, как ласточка выводила птенцов, а потом учила их летать. Однажды Уин пожаловалась, что окно такое грязное, что ей ничего не видно, а небо всегда выглядит серым. И Меррипен каждый день мыл окно так, что оно блестело, как зеркало. Иногда он даже залезал на стремянку, чтобы вымыть окно снаружи, а Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать вы же знаете, как он боится высоты. Вы разве никогда не видели, как он это делал?

– Нет. – У Амелии даже защипало в глазах. – Я не обратила внимания.

– Меррипен сказал, что для Уин небо всегда должно быть голубым. И тогда я поняла, что он… Ты плачешь, Поппи?

Поппи вытерла салфеткой глаза.

– Нет, просто вдохнула перец.

– И я тоже, – сказала Амелия и высморкалась.

Уин несла в руках легкий бамбуковый поднос с бульоном, хлебом и чаем в комнату Меррипена. Она не без труда уверила служанку, что может сама отнести поднос. Слуги были обучены тому, что никто из гостей дома не Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать должен ничего делать по хозяйству. Но Уин знала, как Меррипен не любит незнакомых людей, а в болезненном состоянии он особенно уязвим.

Наконец был достигнут компромисс – служанка донесет поднос до верха лестницы, а там его возьмет Уин.

Из комнаты Меррипена доносились какие‑то странные звуки – будто об стену швырнули какой‑то предмет, а потом раздался грозный рык Меррипена. Уин нахмурилась и быстрыми шагами пошла по коридору. Из комнаты Меррипена вышла недовольная служанка.

– Нет, вы видели такое! – воскликнула она, вся красная от гнева. – Я вошла к нему, чтобы разворошить угли и добавить дров в огонь, а этот противный цыган закричал Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать и бросил в меня чашкой.

– О Боже. Мне очень жаль. Вы не пострадали? Я уверена, что он не нарочно…

– Да, он промахнулся, – с удовлетворением сказала служанка. – От этого лекарства он стал еще более невменяемым, чем констебль на Кейбл‑стрит. – Служанка имела в виду длинную улицу в Лондоне, известную своими притонами для курения опиума. – На вашем месте, мисс, я бы не стала сейчас к нему входить. Он разорвет вас пополам, как только вы к нему приблизитесь на расстояние руки. Вот зверь!

– Да, спасибо. Я буду осторожна.

Доктор, видимо, оставил сильнодействующее болеутоляющее, потому что обожженное плечо Меррипена страшно болело. Лекарство, по‑видимому Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать, содержало опиум и алкоголь. Поскольку Меррипен никогда не принимал никаких лекарств и очень редко выпивал стакан вина, он, видимо, был крайне чувствителен к интоксикации.

Уин вошла в комнату и направилась к столику возле кровати, чтобы поставить поднос. Услышав голос Меррипена, она слегка вздрогнула.

– Я сказал, чтобы ты убиралась! Я сказал… – Увидев Уин, он осекся.

Уин еще никогда его таким не видела. Лицо было красным, взгляд – блуждающим. Меррипен лежал на боку, белая рубашка была спущена с левого плеча так, что было видно повязку. Его мускулы блестели, как полированная бронза. Он был напряжен, и от него исходил, как когда‑то говаривала ее Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать мать, «звериный дух».

– Кев, – тихо сказала Уин, назвав его по имени. Когда‑то, после того как Уин заболела скарлатиной и он хотел заставить ее принять какое‑то лекарство, они заключили сделку. Уин отказывалась от лекарства, если он не назовет своего имени. Она пообещала, что никому не скажет, и сдержала слово. Он даже думал, что, возможно, она вообще его забыла.

– Лежи тихо, – мягко приказала она. – Незачем себя взвинчивать. Ты до смерти напугал бедную служанку.

Он смотрел на нее затуманенным взглядом:

– Они меня травят. Льют лекарство прямо в горло. У меня в голове каша. Я больше не хочу ничего Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать принимать.

Уин пришлось взять на себя роль неумолимой няньки, хотя все, что она хотела, – это просто утешать и баловать его.

– Без этого лекарства тебе было бы еще хуже. – Она села на край кровати, взяла его руку и положила себе на колени. Рука была жесткой и тяжелой. Прижав пальцы к его запястью, она спросила без всякого выражения в голосе: – А сколько они уже дали тебе этого лекарства?

– Слишком много.

Его пульс был таким слабым, что Уин молча согласилась с Меррипеном. Она потрогала его горячий лоб. Неужели у него поднялась температура? Ее беспокойство все росло.

– Дай я посмотрю на твою спину.

Уин хотела встать Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать, но Меррипен схватил ее руку и крепко прижал ее к своему лбу. Он не хотел ее отпускать.

– Мне жарко, – сказал он и закрыл глаза.

Уин сидела очень тихо, чувствуя рядом с собой его тяжелое мужское тело, гладкую горячую кожу.

– Уходи из моих снов, – прошептал он. – Я не могу спать, когда ты здесь.

Уин позволила себе погладить его густые черные волосы, его красивое лицо, лишенное обычной мрачной суровости. Она вдыхала запах его кожи, его пота, сладковатый запах опиума и меда. Меррипен всегда был гладко выбрит, но сейчас колючая щетина царапала ее ладонь. Ей хотелось обнять его, прижать Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать к себе, как маленького мальчика.

– Кев, разреши мне взглянуть на твою спину.

Тяжело дыша, он посмотрел на нее остекленевшими глазами и злобно прошептал:

– Я сказал, чтобы ты ушла из моих снов.

Его лицо было похоже на маску какого‑то античного бога войны – красивое и суровое. Губы были приоткрыты, и виднелись белые, как у зверя, зубы.

Уин была удивлена, возбуждена, даже немного напугана… Но это был Меррипен… Страх прошел, и она притянула к себе его голову, и он поцеловал ее.

Ей всегда казалось, что поцелуй будет грубым, требовательным и страстным. Но его губы были мягкими, теплыми и ласковыми, как летний Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать дождь. Ее губы раскрылись. Она держала в руках его тяжелое тело и прижимала его к своим мятым юбкам. Для Уин все это было настолько ново, что, забыв обо всем, она обняла его за плечи и очнулась только, когда он застонал от боли.

– Кев… Прости меня… я… нет, не двигайся. Отдыхай.

Она обняла его голову и вздрогнула, когда он поцеловал ее в шею. Потом он провел носом по ее груди, прижался к ней щекой и вздохнул.

Прошла долгая минута, пока Уин наконец сказала:

– Кев?

Тихий храп был ей ответом.

Впервые в жизни она поцеловала мужчину, подумала Уин уныло, и что же Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать? Он заснул.

Освободившись от него, Уин откинула покрывало и увидела, что рубашка прилипла к его могучей спине. Она подняла ее и заткнула подол за воротник. Потом осторожно приподняла край бинта – он был липким от меда. Рана на плече была воспалена. Доктор говорил, что должен образоваться струп, но, судя по кровоточащей корке, рана не заживала.

Чуть повыше лопатки Уин заметила какой‑то черный знак. Она приподняла рубашку повыше. То, что она обнаружила, заставило ее не столько удивиться, сколько испугаться.

Несмотря на свое могучее телосложение, Меррипен всегда был страшно застенчив. Его даже поддразнивали, когда он отказывался купаться при всех или сиять рубашку Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать, даже когда занимался тяжелым физическим трудом.

Неужели из‑за этого? Что означала эта странная татуировка? И могла ли она сказать что‑либо о его прошлом?

– Кев, – пробормотала Уин, проведя пальцем по знаку. – Какую тайну ты скрываешь?


documentadewzph.html
documentadexgzp.html
documentadexojx.html
documentadexvuf.html
documentadeyden.html
Документ Глава 18. После того как Кэм уехал, Амелия, не зная, куда себя девать