4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню

– Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню, – Кстати, вчера заходила одна твоя подруга.

– Да, я забыла, – сказала Кэннеди, – Она же работала здесь официанткой?

У нас было так много экс-официанток, что у меня ушло бы полчаса, на то чтобы отгадать её имя. Я уж точно не была заинтересована заниматься этим, по крайней мере, не тогда, когда была работа, которую необходимо сделать.

Удержать персонал в баре было извечной проблемой. Лучший друг моего брата, Хойт Фортенберри, скоро женится на Холли Клири, официантке, долгое время работающей в "Мерлотт".

Теперь, когда свадьба не за горами, Холли пришлось уменьшить часы работы 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню. Неделю назад мы наняли хорошенькую худенькую Андреа Норр. Она предпочитает, чтобы ее называли "Эн”. Странно, но это действовало на мужчин, как открытая содовая на ос.

Хоть ее юбки и были длиннее, футболки свободнее, а сиськи меньше, чем у остальных официанток, мужские глаза следили за каждым её движением.

Эн воспринимала это как должное, мы бы знали, если б это было не так, потому что из всего, что она любила (а на данный момент мы знали практически весь список предпочтений), больше всего она любила поговорить.

Минуту спустя Эн вошла через черный ход, я услышала ее и поймала себя на мысли, что улыбаюсь. Мы 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню были мало знакомы, но она такая забавная.

– Соки, я видела твою машину на улице, значит, ты вернулась на работу, чему я очень рада, – прокричала все это она, где-то в подсобке у шкафчиков. – Не знаю, что за заразу ты подхватила, но надеюсь все уже позади, ведь я совсем не хочу болеть. Если я не смогу работать, то не смогу платить по счетам.

Её голос становился ближе и в конце концов она появилась передо мной в аккуратно завязанном переднике, футболке с логотипом "Мерлотта" и коротких леггинсах.

Во время собеседования на работу Эн сказала, что никогда не носила шорты 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню вне дома, так как ее отец был проповедником, а мама была лучшим поваром в ее родном городе, кроме того она не стриглась коротко, до тех пор пока не уехала из дома в 18 лет.

– Привет, Эн – ответила я, – Как дела?

– Все отлично, я скучала по тебе, надеюсь, тебе уже лучше.

– Ты права, я чувствую себя лучше. Я отлучусь на минутку и зайду к Сэму поговорить. Я заметила, что солонки и перечницы стоит пополнить. Не займешься этим?

– Я займусь этим! Только покажи мне, где лежат соль и перец, я справлюсь в мгновение ока.
Если говорить об Эн, то она точно трудоголик 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню.

Все занимались своими делами. У меня тоже были свои. Я сделала глубокий вдох для храбрости и пошла к черному входу бара, а затем по вымощенной дорожке к трейлеру Сэма. И тут я заметила странную машину, припаркованную у пикапа Сэма – небольшой автомобиль эконом-класса, весь во вмятинах и грязи с Техасскими номерами.

Я нисколько не удивилась, увидев на коврике у входной двери Сэма, свернувшуюся калачиком собаку. Мое появление для собаки тоже не было сюрпризом. Пес поднялся на ноги от звука моих шагов и пристально наблюдал, как я вхожу через калитку и пересекаю газон, подходя к лесенкам. Я остановилась на приличном 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню расстоянии от лесенок и посмотрела на пса. Сэм может обращаться в любое теплокровное существо, поэтому всегда существовала возможность, что эта собака и есть Сэм... но не в этот раз. Он обычно предпочитает форму колли. А это был лоснящийся лабрадор и, по моим ощущениям, точно не Сэм.



– Берни? – спросила я.

Лабрадор издал невнятный звук, похожий на лай и завилял хвостом.

– Ты не против, если я постучу в дверь? – поинтересовалась я.

Казалось, собака обдумывает мое предложение, потом она сбежала вниз по лесенкам и пошла к лужайке, пропуская тем самым меня к двери.

Я посторонилась, пропуская ее (с небольшим опасением) и постучала в дверь 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню. Спустя бесконечно долгую минуту Сэм открыл дверь.

Он выглядел измождённым.

– С тобой всё в порядке? – выпалила я, хотя было ясно, что с ним что-то не так.

Не говоря ни слова, он отступил, пропуская меня внутрь. На нем была летняя рубашка с коротким рукавом и старые синие джинсы, протёртые настолько, что в некоторых местах уже начали появляться дыры.

Внутри трейлера было темно. Как ни старался Сэм, он не смог создать у себя непроглядную тьму. В этот жаркий день солнечные лучи пробивались через задёрнутые шторы и были похожи на осколки стекла.

– Соки, – голос Сэма прозвучал как-то грубо, и 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню это очень сильно меня напугало. Я взглянула на него, мелкие детали были плохо видны, но мне удалось рассмотреть, что Сэм – небрит и выглядел так, будто потерял 10 кило.

Он принял душ, наверное, Берни настаивала. Когда я оторвала взгляд от него, то посмотрела на гостиную, от цвета которой начинали болеть глаза.

– Могу ли я открыть занавески? – спросила я.

– Нет, – его голос был очень резким. Затем он подумал и пробормотал. – Ну ладно, только одну.

Медленно я отодвинула занавеску так, что небольшой луч проник в помещение. Этого хватило, чтобы Сэм поморщился от света.

– Почему ты не выносишь солнечного света? – я пыталась придать 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню своему голосу больше безразличия.

– Потому что я умер, Соки. Я умер и воскрес. – Его голос не звучал горько, но и счастливым этот тон нельзя было назвать.

Ла-а-адно. Даже если бы я не выслушала его, я не подумала, что он танцует от счастья. Но у меня была надежда, что он, хотя бы будет рад.

Я думала, что он скажет что-то вроде: "Чёрт возьми, ты – потрясающая женщина, которая спасла мою жизнь. Я буду вечно тебе благодарен за твой подарок – мою жизнь".

Это я бы хотела услышать.

Но. Опять всё не так.

ГЛАВА 4

Мама Сэма поскреблась в дверь. Так как 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню Сэм все еще стоял в "напряженно-мученической" позе, я открыла. Берни вошла в облике собаки, ткнулась носом в ногу Сэма и направилась по маленькому коридору к спальне.

– Сэм, позвала я, – привлекая его внимание. Он посмотрел на меня без каких-либо эмоций. – У тебя ведь бар, которым надо управлять – заметила я. – И в нем работают люди, которые зависят от тебя, после всего, что мы пережили уже, не раскисай.

Казалось, он пытался сфокусироваться на мне.
– Соки, – ответил он, – ты до сих пор не поняла... Я умер.

– Это ты не понимаешь, – возразила я, – Я была там. Это моя рука была в твоей, когда 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню твое сердце перестало биться. И это я воскресила тебя. Может тебе следует подумать о той части предложения, где я говорю, что "воскресила" тебя?

Если он еще раз скажет, что умер, ей богу, мне придется слегка наподдать ему.

Берни, в человеческом облике, вошла в комнату, одетая в шорты цвета хаки и блузку. Сэм и я были настолько поглощены нашим разговором, что ничего не сказали при ее появлении, хотя я слегка махнула рукой в качестве приветствия.

– У тебя был клавиель дор – ответил Сэм, – У тебя действительно он был...

– Был, – ответила я, – Но сейчас это просто безделушка, которая выглядит как пудреница 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню.

– Почему он у тебя был с собой? Ты заранее знала, что произойдет?

Я беспокойно заерзала.
– Сэм, ну кто мог ожидать такого? Я просто подумала, что бессмысленно владеть подобной вещью, если не собираешься ее использовать. Моя бабуля не умерла бы, если бы он был у нее при себе.

– Как фейрийская тревожная кнопка, – заметил Сэм.

– Да, что-то вроде.

– Я полагаю, у тебя должен был быть план, когда его использовать. Я хочу сказать, это ведь был подарок, чтобы сохранить или, может быть, чтобы спасти твою жизнь.

Я отвернулась, чувствуя себя все более неуютно. Я пришла сюда, чтобы выяснить, что творится в 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню голове Сэма, а не задавать вопросы (или отвечать на вопросы) по поводу возложенного на него бремени, которое он не в силах нести.

– Как ты правильно заметил, это был подарок, и мне принадлежало право, как и когда его использовать, – отреагировала я, стараясь звучать бодро и убедительно, – Вот я и выбрала твое воскрешение.

Сэм уселся в свое старое кресло, единственный предмет мебели в трейлере, который так и хочется выбросить на свалку.

– Может, присядешь Соки, – предложила Берни. Она прошла вглубь комнаты и посмотрела на старшего сына, единственного, кому передался ген перевертыша.

– Ты, я смотрю, поглядываешь на старое кресло, – сказала она доверительно, когда Сэм ничего 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню не сказал. – Это единственная вещь, принадлежавшая моему мужу, я отдала его, когда он умер, потому что оно слишком напоминало мне его. Может быть, я должна была оставить его у себя, и возможно, если бы я видела его каждый день, то не вышла бы за Дона.

Возможно, все беды Берни не столько из-за брака с Доном, сколько из-за того, что она не призналась ему до свадьбы о своей способности превращаться в животных. Хотя и Дон тоже хорош, ему точно не следовало стрелять в нее, когда выяснилась вся правда. Ты не можешь в один "прекрасный момент" просто взять и 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню пристрелить того, кого любил.

– "Возможно" – очень нехорошее слово, – произнесла я. – Ты "возможно" сможешь таким образом вернуться к Адаму, Еве и Змию.

Берни рассмеялась, и Сэм поднял взгляд. Я увидела в его взгляде проблеск того, что он становится собой. Горькая истина прихлынула к моему горлу как желчь.

Ценой воскрешения Сэма было то, что он уже не был больше собой. Опыт смерти изменил его, возможно навсегда. И, возможно, его воскрешение изменило и меня.

– Как ты чувствуешь себя физически? – спросила я его. – Ты выглядишь немного шокированным.

– Можно и так выразиться, – ответил он.
– В первый день, когда приехала мама, ей пришлось 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню помогать мне ходить. И это странно. Я хорошо добрался вместе с тобой той ночью и отлично доехал домой на следующее утро. Но потом моему телу пришлось учиться всему заново. Словно после долгой болезни. Я чувствовал себя очень плохо и не мог понять почему.

– Полагаю, это частично было последствием пережитого горя.

– Горя?

– Это же естественно, – произнесла я. – Ну ты знаешь. Джанналинн?

Сэм уставился на меня. Выражение его лица было совсем не тем, что я ожидала – смесь замешательства и смущения.
– Причем тут она? – поинтересовался он, и я могла бы поклясться, что его недоумение было подлинным.

Я перевела взгляд на Берни 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню, которая была совершенно, что и понятно, не осведомлена, как и Сэм. Конечно, ее не было на сборе стаи, и до этого момента она не общалась ни с кем, кто был там.

Она встречалась с Джанналинн, хотя я не уверена наверняка, знала ли Берни о том, насколько вер-волчица была близка с Сэмом. У Джанналинн была одна особенность, ей нравилось, когда несколько мужчин боролись за право познакомить ее со своей матерью.

– Это та вер-волчица, что появлялась в доме? – поинтересовалась Берни, – Та самая, про которую Сэм не хотел рассказывать?

Мне было ужасно неловко.
– Да, это та самая Джанналинн.

– Я интересовался, почему от 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню нее до сих пор нет вестей – быстро заметил Сэм. – Но если принять во внимание все, в чем ее обвиняли – а я верю, что это все правда – я определенно не собираюсь больше с ней встречаться. Кажется, мне говорили, что она уехала на Аляску.

У меня не было под рукой телефона психологической помощи, я не знала, что делать в таких ситуациях.

– Сэм, ты помнишь, что случилось той ночью? Ты помнишь, почему мы оказались там?
Начнем все с начала.

– Вообще-то нет, – признался он, – Очень смутно. Джанналинн обвинили в том, что она сделала что-то Алсиду, так? Я только помню злость и жалость 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню, ведь она мне так нравилась, когда мы начали встречаться.

Но я не был слишком удивлен, полагаю, я подсознательно понимал, что она в основе своей не была хорошим человеком. Я помню, как приехал на ферму Алсида с тобой, увидел Эрика, Алсида и стаю. Кажется, там был бассейн? И песок?

Я кивнула: – Да, там был бассейн и волейбольная песчаная площадка. Еще что-нибудь помнишь?

Сэм выглядел напряженным.
– Я помню боль, – хрипло ответил он, – И еще немного про песок, и все... Дальше только, как ехал обратно, ты была за рулем.

Вот чёрт. Мне не хотелось откровений.
– Ты кое-что забыл, Сэм 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню, – я попыталась придать своему голосу мягкость. Мне было известно о людях, которые, испытав шок, забывали то, что происходило с ними.

Но, я думаю, Сэм имеет полное право выпустить из памяти пару тройку событий, учитывая все, через что ему пришлось пройти.

– Что же я забыл? – Он смотрел на меня широко распахнутыми глазами, похожими на лошадиные, его спина напряглась и я поняла, что в глубине души он помнит о произошедшем.

Я протянула ему свои руки, ладонями вверх. Неужели он действительно хочет узнать об этом сейчас?

– Полагаю, мне следует всё знать, – заметил он. В это время пришла Берни в нечеловеческом обличье 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню и опустилась рядом со стулом, на котором сидел Сэм. Она пристально на меня посмотрела.

Она понимала, что мне предстоит сообщить Сэму то, что вряд ли кого-то способно приободрить. И мне было понятно ее беспокойство. Но с ней или без неё, мне следует сделать то, что, кажется мне, правильным.

– Когда Джанналинн оказалась предательницей, пытавшейся убить Уоррена, которого похитила и держала в заложниках, Мустафа Хан захотел сразиться с ней. – Я сократила историю до необходимого. – Ты же помнишь Мустафу?

Сэм кивнул.

– Ей позволили сражаться, что было удивительно. Она получила эту привилегию. Мустафа должен был бороться с ней на мечах.

Сэм побледнел 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню. Я сделала небольшую паузу, ожидая, что он скажет что-нибудь. Но Сэм молчал, и я продолжила свой рассказ.

– Джанналинн сражалась очень хорошо, но вместо того, чтобы сосредоточиться на битве с Мустафой, она решила сделать еще одну, последнюю попытку захватить стаю – по крайней мере, думаю, это и было ее целью. – Я шумно вздохнула. Прокручивая в голове ту ночь, снова и снова, я все еще не могла понять.

Возможно, она сделала это импульсивно, чтобы взять верх над Алсидом и оставить последнее слово за собой. Так или иначе, Джанналинн во время сражения двигалась так, что приблизилась к тому месту, где вы стояли вместе с 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню Алсидом. – Я снова сделала паузу, надеясь, что он велит мне остановиться, вспомнив, что же произошло дальше.

Он не остановил меня, хотя сейчас он выглядел почти столь же бледным, как вампир. Я прикусила губу и продолжила.

– Она прыгнула к Алсиду и сплеча ударила вниз мечом, но Алсид увидел, что она приближается и отпрыгнул в сторону. Удар достался тебе. Она не собиралась навредить тебе.

Сэм не отреагировал на мою слабую попытку утешения. Твоя любовница убивает тебя, но на самом деле она не хочет этого делать. Ну и как тебе это?

– Удар был жуткий, как ты знаешь. Ты упал, а 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню затем... Это было просто ужасно.– Я выбросила ту одежду, что была тогда на мне. И рубашку Сэма, которую он оставил в моем доме. – Тебя зарубили,– произнесла я. – Порез был настолько сильный, что ты умер.

– Было больно, – сказал он, съежившись, как будто на него подул сильный ветер. Берни положила ладонь на руку сына.

– Даже не могу себе представить, – сказала я спокойно, хотя к боли мне было не привыкать. – Твое сердце перестало биться. Я использовала свой клавиель дор, чтобы исцелить и вернуть тебя.

– Ты звала меня. Ты приказала мне жить. – Наконец он посмотрел прямо на меня, встретившись со мной взглядом.

– Да 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню, – ответила я.

– Я помню, что снова открыв глаза, я увидел твое лицо.

– Твое сердце снова начало биться, – только произнесла я, как чудовищность всего произошедшего навалилась на меня. Моя кожа покрылась мурашками.

– Эрик стоял позади тебя, глядя на нас сверху вниз так, будто ненавидел нас обоих, – сказал Сэм. – А потом он ушел, по-вампирски быстро.

– Ты помнишь наш разговор по дороге домой?

Он проигнорировал этот вопрос. – Но что случилось с Джанналинн? – спросил он. – Разве ты не это собиралась мне рассказать?

Он прошел рядом с ее телом — и с ее головой — когда я помогала ему добраться до своего грузовика. Он 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню смотрел на труп. Я могла понять, почему он не хотел вспоминать это. Я тоже не хотела, а Джанналинн мне даже не нравилась.

– Мустафа казнил ее, – произнесла я, не вдаваясь в подробности.

Сэм уставился на меня, но его взгляд был пуст. Было трудно представить, о чем он думает. Возможно, он пытался восстановить воспоминания. А может быть, он слишком хорошо помнил и не хотел этого.

Берни мотнула головой в мою сторону из-за спины Сэма. Она думала, что с Сэма достаточно и мне пора уходить; об этом было не трудно догадаться, даже если ты не телепат.

Я не думаю, что ушла бы в противном 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню случае – как по мне, нам было, что еще обсудить – но не при маме Сэма. Я поднялась на ноги, чувствуя себя на десять лет старше, чем когда постучала в дверь.

– Увидимся позже, Сэм, – Пожалуйста, возвращайся на работу побыстрее.
Он не ответил. Он все еще смотрел на то место, где я сидела.

– Пока, Соки, – сказала Берни. – Мы должны поговорить позже.

Я бы лучше прошлась по гвоздям.
– Конечно, – ответила я и вышла.

После моего возвращения в бар рабочий день продолжился в странно нормальном ритме.

С трудом верится, но не каждый знает о знаменательных событиях в мире суперов, даже если, эти события 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню происходят перед носом человеческого населения.

И даже, если бы каждый, находящийся в баре человек, и был в курсе, их это мало заботило.

Темой дня был слух о том, как Халли Бельфлер упала в обморок по пути в туалет клуба "Ротари". Так как она была уже на седьмом месяце, то это всех взволновало.

Вошел Терри, кузен ее мужа, чтобы принести жареные пикули. Он уверил нас, что с Халли все в порядке, и что Энди сразу же отвез ее к доктору.

По словам Терри, доктор сказал Энди и Халли, что ребенку что-то мешало, поэтому он начал шевелится, а из-за этого 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню у Халли подскочило давление. Или что-то в этом роде.

В обеденный час пик все было спокойно. Это объяснялось тем, что встреча клуба "Ротари" проходила в "Сиззлер Стейк Хаус".

Когда мы пережили легкий наплыв посетителей, я передала свои столики Эн, а сама отправилась на почту, чтобы забрать почту для бара. Я пришла в ужас, когда увидела, сколько всего скопилось в ящике "Мерлотта".

Выздоровление Сэма приобрело новую актуальность.

Я отвезла почту обратно в бар и расположилась в офисе Сэма, чтобы разобраться с ней. Проработав в "Мерлотте" пять лет, я на многое обращала внимание и немало знала о том, как 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню ведется этот бизнес.

Я уже умела заполнять и подписывать чеки, но приходилось также принимать решения. Следовало перезаключить договор с кабельщиками, кроме того Сэм что-то говорил о смене поставщиков.

Двое представителей из благотворительного фонда просили устроить торги элитного алкоголя на аукционе. Пяти местным благотворительным организациям срочно требовались деньги.

Самым настораживающим было письмо нового адвоката из Клариса. Он интересовался, собираемся ли мы оплатить посещение травматолога для Джейн Клементины Бодхауз.

Адвокат ненавязчиво угрожал засудить "Мерлотт" за причинение Джейн физического и морального ущерба, если мы откажемся выложить денежки. Я посмотрела на цифру внизу копии счета Джейн. Проклятье.

Джейн доставили на 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню скорой и сделали рентген. Также ей пришлось наложить швы, которые, судя по всему, были сделаны золотой нитью.

– Боже правый, – пробормотала я и перечитала письмо.

Когда в мае прошлого года "Мерлотт" подожгли, Джейн, одна из наших посетителей-алкоголиков, была поранена осколками стекла.

Её забрала скорая для более тщательного обследования. В итоге ей наложили несколько швов.

Она была в норме, пила, но в норме. Все повреждения были незначительными. Джейн вспоминала о той ночи неделю или две назад, о том, как храбро она себя вела, и какой положительный опыт она из этого вынесла. А теперь она присылает нам претензию и грозит обратиться 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню в суд?

Я нахмурилась. Слабо верится, что такое решение принадлежало Джейн, с её то интеллектуальными способностями. Я держу пари, что это новый адвокат пытается получить дело для поддержания бизнеса.

Мне кажется, что его нанял Марвин и рассказал, что его матери, должны заплатить кое-какую сумму, как компенсацию после всех вынесенных ею страданий.

Марвин который до смерти устал забирать Джейн из бара, был очень заинтересован в возвращении "Мерлоттом" небольшой суммы обратно, учитывая, как много денег его мать там потратила.

Стук в дверь положил конец моим размышлениям. Я повернулась на вращающемся стуле Сэма, чтобы увидеть того, кого я не ожидала увидеть снова 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню. На секунду мне показалось, что я упаду в обморок, так же как и Халли Бельфлер в "Ротари Клубе".

– Арлин, – сказала я и запнулась. Это все на что я была способна. Моя бывшая коллега и бывшая лучшая подруга, по-видимому, ждала от меня, что я что-то еще скажу. Наконец подумав, добавила:
– Ты давно пришла?

Этот момент не только довольно неловкий и необычный, но и ужасно нервирует. Когда я видела Арлин Фоулер в последний раз (не считая в зале суда), она была частью заговора с целью моего убийства каким-то особенно ужасным способом.

Люди в тот день получили по пуле. Некоторые умерли 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню. Некоторые были ранены. Кто-то из них, отправился в тюрьму.

Как ни странно, если учесть то, что я находилась перед соучастницей в моем убийстве, я не боялась её.

Все, о чем я могла только думать, так это о том, как сильно изменилась Арлин. Несколько месяцев назад она была довольно соблазнительной женщиной. Сейчас же истощала. Хоть её волосы и были по-прежнему вызывающе красными, но короткими и сухими, прямыми и безжизненными.

При свете ламп вокруг её глаз и рта четко выделялись морщины. Арлин недолго провела в тюрьме, но это, кажется, отразилось на её возрасте.

– Я вышла четыре дня 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню назад, – ответила она. Она также внимательно рассматривала меня, как и я ее. – Хорошо выглядишь, Соки. Как Сэм?

– Он болеет сегодня, Арлин, – сказала я. У меня слегка закружилась голова. – Как Лиза и Коби?

– Они сбиты с толку, – ответила она. – Они спрашивали меня, почему тетя Соки не приходит их повидать.

– Я подумала, что это было бы действительно странно, если бы я навестила их, учитывая все обстоятельства. – Я смотрела ей в глаза, пока она не кивнула неохотно и не отвернулась.

– Особенно из-за того, что ты, должно быть, говорила ужасные вещи обо мне. Знаешь, когда ты решила завлечь меня к себе 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню, чтобы твои приятели могли прибить меня к кресту.

Арлин покраснела и стала рассматривать свои руки.

– Они оставались с Хелен, пока тебя не было? – спросила я, не зная о чем еще говорить.

Новая лучшая подруга-фанатик Арлин обещала позаботиться о детях, когда она забирала их из трейлера Арлин до начала стрельбы.

– Нет. Она устала от них через неделю. Она отдала их Чесси.

– Чесси Джонсон?

– Она была Чесси Фоулер, прежде чем выйти замуж за Брока, – объяснила Арлин. – Чесси является – являлась – двоюродной сестрой моего бывшего. (Арлин сохранила фамилию бывшего, хотя и была замужем несколько раз; Рик Фоулер погиб в аварии с участием мотоцикла в 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню Оклахоме.)

– Когда Жан Фоулер умер на озере в том пожаре, он оставила Чесси немного денег. Чесси не в обиде. Она любит этих детей. Могло быть и хуже. – Арлин не выглядела сердитой на Хелен, она просто смирилась с этим.

Если честно (и можете назвать меня мстительной), я хотела увидеть, что Арлин злится на себя. Однако я не обнаружила ничего подобного, хотя я могла видеть Арлин изнутри и снаружи.

То, что я слышала в ее мыслях, было яркой вспышкой злобы, нехваткой надежды или предприимчивости и унылой ненавистью к миру, который так дурно обошелся с ней, по ее мнению.

– В таком случае, надеюсь 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню, что детям хорошо с Джонсонами, – сказала я. – Уверена, они скучали по своей мамочке. – Я смогла сказать целых две правдивых вещи. Задаваясь вопросом, где же пистолет Сэма, и как быстро я смогу его достать, если он, как я полагала, находится в правом ящике его стола.

На секунду мне показалось, что она собирается разреветься. – Думаю, да. Я задолжала этим двоим немало объяснений.

Черт возьми, я буду так счастлива, когда этот разговор закончится. По крайней мере, была одна эмоция, которую я сумела опознать – сожаление по поводу всего, что она сотворила со своей семьей. – Ты чертовски рано вышла, Арлин, – сказала 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню я, осознав, что было самым удивительным в ее присутствии в кабинете Сэма.

– У меня сейчас новый адвокат. Он посоветовал мне подать на апелляцию, – сказала она. – И мое поведение в тюрьме сыграло хорошую роль, и, что естественно, у меня было огромное желание выйти. Соки, ты же знаешь, я бы никогда не позволила им причинить тебе вред.

– Арлин, ты не можешь мне солгать, – напомнила я своей бывшей подруге. Боль от её предательства оставило красный, незаживающий шрам в моей душе.

– Ты можешь не верить моим словам, – сказала она

Чертовски верно, Шерлок. Я ждала этих слов и догадывалась, что будет дальше. Она собиралась разыграть карту раскаяния 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню.

– Я не виню тебя, – сказала Арлин. – И чем я думала тогда... Меня переполняли горе и гнев, поэтому я искала на кого бы свалить ответственность. Возненавидеть суперов было самым простым решением.– Кивнула она с серьёзным видом в оправдание.

Я не психотерапевт; Я видела, как они помогают людям. Но Арлин умудрилась исказить идеи консультанта так же, как и идеи "Братства Солнца", боровшегося со сверхъестественными созданиями.

Интересно, в ее голове когда-нибудь появятся собственные убеждения? Сейчас кажется просто невероятным, что я так долго и искренне восхищалась Арлин все эти годы.

Она обладает огромной жаждой жизни, легко охмуряет мужчин, у нее двое прекрасных детей 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню и всего в жизни она достигла сама. Это были завидные качества для одинокой меня.

Но сейчас я ее вижу с другой стороны. Она может легко увлечь мужчину, но ей не удается удержать его. Без сомнения любит своих детей, но ей не хватает благоразумия, чтобы держаться подальше от проблем с законом и просто заботиться о них. Она работает и может сама обеспечивать детей, но при этом поток мужчин в ее постели не иссякает.

Я любила ее за готовность быть моим другом, когда мало кто соглашался на это, но сейчас-то я понимаю, что она просто использовала меня как няню 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню для Коби и Лизы, бесплатную уборщицу, жилетку для утешения и просто поклонницу.

Как только у меня появилась собственная личная жизнь, она попыталась убить меня.

– Ты всё ещё хочешь меня убить? – спросила я.

Её передернуло. – Нет, Соки. Ты была хорошим другом мне, а я отвернулась от тебя. Просто я верила всему, что проповедовало Братство.

Ее мысли совпадали с ее словами, по крайней мере, настолько насколько могли. Но я все еще не уверена в оценке Арлин. – И поэтому ты сегодня пришла? Чтоб снова наладить отношения со мной?

Хоть я и увидела в ее мыслях правду, я не могла в это поверить, пока 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню она не сказала:
– Я пришла узнать, сможет ли Сэм подумать о моем возвращении обратно?

Я потеряла дар речи от удивления. Она начала переминаться на месте пока я на нее пялилась. Наконец, я собралась с мыслями.

– Арлин, мне очень жаль твоих детей, и я знаю, что ты хочешь вернуть их и сама заботиться о них, – ответила я, – Но я не могу работать в "Мерлотте" с тобой и ты должна понимать, что это просто не возможно.

Она напряглась и подняла подбородок.
– Я поговорю с Сэмом, – сказала она, – посмотрим, что он ответит мне. Вот она – старая, добрая Арлин. Она уверена, если 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню она попросит мужчину, то получит желаемое.

– Сейчас я занимаюсь отбором персонала, ведь я – совладелец, – заметила я, указав пальцем на свою грудь при этом. Арлин замерла, явно шокированная.
– Это тебе с рук не сойдет, так и знай. Это просто подло с твоей стороны.

Я почувствовала муки совести, но не был уверена по поводу чего: что же огорчало меня больше: судьба детей Арлин или тот факт, что люди раздают ненависть как леденец, и при этом её кто-то у них берет.

Неприятно было наблюдать изменения на лице Арлин. Она хотела наброситься на меня с кулаками, но при этом она только 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню что сказала, что изменилась и все осознала, ее прежние действия были ошибочными, потому что она не могла защищаться.

Когда-то она доминировала в нашей дружбе, а сейчас ей пришлось смириться с фактом, что она больше не имеет на меня влияния.

Арлин глубоко вздохнула и замерла на мгновение. Она думала о том, насколько она была зла, думала как-бы возразить мне, думала, как объяснить мне, насколько будут разочарованы Коби и Лиза, но вдруг она поняла, что ничто из этого не будет иметь значения, потому что она хочет увидеть меня распятой.

– Верно, – произнесла я. – Я не ненавижу тебя, Арлин. – И 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню удивилась сама себе, когда поняла, что это было правдой. – Но не хочу видеть тебя рядом. Никогда.

Арлин резко повернулась на каблуках и ушла. Она планировала разыскать своих новых друзей и вылить им всю горечь. Это все, что было в ее голове. Не удивительно, что ее знакомые были парнями. Вы уж поверьте Арлин. Вернее, как раз не стоит этого делать.

Мать Сэма проскользнула в дверной проем по следу Арлин. Берни была где-то посередине, наблюдая за Арлин, пока моя бывшая подруга не скрылась за входной дверью "Мерлотт". А затем она заняла освободившееся кресло Арлин.


documentadenasn.html
documentadenicv.html
documentadenpnd.html
documentadenwxl.html
documentadeoeht.html
Документ 4 страница. – Было бы здорово, – улыбнулся он и развернулся, чтобы подготовить кухню